← к началу статьи


Делюзия и судьба


С. В. Кулик


1    2

Почему у человека появляется делюзия и что с ней происходит дальше? Чем дольше существует гомеопатия, тем больше внимания гомеопаты склонны уделять психическим симптомам. Связь психического состояния с болезнью сейчас кажется уже вполне доказанной. Чем больше гомеопаты уделяют внимание психическим симптомам, тем больше они склонны причину болезни видеть в психологических проблемах. Но это идёт вразрез с мнением гомеопатов прошлого. Ганеман, Кент, Дж. Г. Аллен считали, что подавляющее большинство хронических болезней имеют заразную природу. Хотя в каждом случае болезни мы видим очень специфичное и тонко дифференцированное психологическое состояние, психологическое происхождение болезни отнюдь не доказанный факт. Я полагаю, что причина таких взглядов в предубеждении. Достаточно трудно представить, чтобы лекарство или болезнь могли вызвать в психике человека психологический конфликт и совершенно определенные представления. Чтобы продвигаться в наших рассуждениях дальше именно этот вопрос мы должны поставить. Могут ли лекарства или болезни вызывать в психике человека не только общие ощущения, такие как: страх, тревога, радость, но и совершенно определенные образы? Испытания лекарств дают однозначный ответ на этот вопрос: да, могут. Мне вспоминается пациентка, которой предыдущий гомеопат назначил Pulsatilla 200 в еженедельных приёмах. Через месяц пациентка прекратила принимать лекарства, так как у неё начались кошмары. В течении нескольких месяцев после этого ей каждую ночь снилось что за ней гонятся чёрные быки. Если мы откроем реперторий Кента, то в рубрике: «Сон, сновидение, животные чёрные» увидим одно лекарство Pulsatilla. [4] Разве это не достаточное доказательство того, что кошмары были вызваны передозировкой Пульсатиллы? Факты, полученные в испытаниях лекарств, гораздо важнее каких-либо объяснений. Однако человеческий разум склонен ставить под сомнение то чего не может объяснить. Каким образом химические вещества, имеющие примитивную структуру, или возбудитель болезни могут вызывать в психике сложные представления? Мне кажется вероятным следующее объяснение.
Психика постоянно воспринимает ощущения тела. Она ощущает его потребности и возможности в действии. Она также воспринимает внешнюю среду, выделяя в ней угрозы и возможности для удовлетворения потребностей. Оба ряда ощущений взаимодействуют в психике приводя к действию. Потребности появляются, удовлетворяются, вновь появляются. Это процесс, в котором всё очень изменчиво и пластично. Но когда появляется болезнь, она формирует некие неизменные, фиксированные ощущения. Они не ощущаются как потребность, потому что не могут найти своего завершения во внешней среде. Ощущение, которое не имеет своего объяснения, потребность, которая не может быть удовлетворена, неудовлетворенность, не приводящая к действию – это состояние абсолютно непереносимое для человека. Человек структурирует это ощущение, создавая для него объяснение из доступных ему внешних представлений. Так создается делюзия.
Если человек ощущает постоянный голод, который только на короткое время удовлетворяется едой, то он может создать представление, будто окружающие хотят уморить его голодом. Если человек ощущает обиженность, то у него возникает делюзия будто к нему плохо относятся. Если человек в доброжелательном окружении постоянно испытывает злобу, то он создаст делюзию что его окружают враги.
Сами представления человек берет извне, но затем формирует из них картину соответствующую его внутреннему состоянию.
Мы должны понять насколько важно человеку казаться самому себе рациональным и адекватным. Эта потребность по силе сравнима с другими жизненно важными потребностями. До тех пор пока делюзия объясняет ощущения человека, он никогда ни при каких обстоятельствах от нее не откажется. Здоровые ощущения и потребности всегда изменчивы. Ощущения, порожденные болезнью, неизменны, человек не может от них избавиться (до тех пор, пока болен). Поэтому человек идентифицирует себя с болезнью. О, ирония судьбы! То, что есть в человеке здорового – текуче как Дао. А то, что человек считает своим «я» - порождение болезни. Человек может отказаться от всего что имеет, от всех кого любит, может действовать во вред своим интересам, здоровью, может пожертвовать самой жизнью, но он никогда не откажется от своей делюзии.
Важной составляющей религии есть вера. Вера – есть непоколебимое убеждение, не подтвержденное фактами или противоречащее фактам. Делюзия – это настоящая религия человека.
Создав делюзию, человек гармонизирует один из уровней психики. Но теперь у него возникает другая проблема: как согласовать эти устойчивые представления с реальностью? Делюзия позволяет человеку оставаться рациональным, но она мешает быть адекватным внешним обстоятельствам. Существует четыре способа, какими организм пытается решить эту проблему. Первый способ: психика игнорирует делюзию, вытесняя её в бессознательное. Конечно, вытеснение никогда не бывает полным, и оно создает определённое напряжение в психике, дискомфорт. Поэтому психика применяет другой механизм защиты. Главная особенность делюзии не в том, что эти представления ошибочны, а в том, что они устойчивы и не зависят от внешней реальности. Поэтому, если делюзию нельзя приспособить к реальности, то можно попытаться реальность приспособить к делюзии. Делюзия лишает человека гибкости. Но если ситуация делюзии и реальность совпадают, то между ними не возникает противоречия и человек чувствует себя комфортно. Комфорт этот не может быть полным, так как ситуация делюзии противоречит естественным потребностям человека, но согласовать делюзию с реальностью для человека важнее. Например, у ревнивого мужчины делюзия, что жена ему изменяет. Он не только будет искать подтверждение своим догадкам, но будет провоцировать жену. Если он уличит её в измене, это будет для него психологической травмой? В какой-то мере да, но на каком-то уровне он получит удовлетворение, ведь он не сумасшедший и его догадки подтвердились. Можно не сомневаться, что ревнивый человек выберет себе в супруги кого-то легкомысленного. Особа не склонная к измене, просто не вызовет у него интереса.
Таким образом, стремление создать ситуацию своей делюзии есть главным фактором определяющим жизненный сценарий человека. Если у человека делюзия, что он хромой, то он будет искать ситуаций, в которых высокая вероятность сломать ногу. Быть хромым неудобно, но это неудобство внешнее. Гораздо хуже внутренний дискомфорт: ощущать себя хромым при здоровых ногах.
Быть здоровым и свободным редкий дар. В мире больных людей успешным может считать себя тот человек, кто создал ситуацию своей делюзии. Несмотря на неестественность этой ситуации, она тормозит развитие телесных болезней. Хотя методы реализации «жизненного сценария» определенного болезнью бывают весьма изощренными, далеко не всегда удается безупречно реализовать сценарий. Тогда включается третий механизм и делюзия переходит на уровень соматической болезни. Я хочу привести несколько цитат из книги Раджана Шанкарана «Субстанция гомеопатии».
«В нашей жизни мы стремимся отыскать ситуации, соответствующие нашей делюзии, и если нам это удается, мы чувствуем себя достаточно комфортно, поскольку нам предоставлена возможность выразить свое внутреннее состояние». [7]
«Патология развивается у того человека, который не может найти во внешней среде выражения своей внутренней делюзии». [7]
«Таким образом, если внутренняя делюзия не может быть выраженной из-за отсутствия подходящей ситуации, или, другими словами, если нельзя найти внешней среды, в которой можно изжить делюзию, то у ее носителя разовьется патология, или так или иначе у него будет наличествовать сильное желание развить соответствующую патологию. Если же он сможет найти обстоятельства, в которых его внутреннее ощущение (его делюзия) будет полностью выражено, у него не будет необходимости развивать в себе патологию, поскольку в ней уже нет нужды». [7]
Допустим у девушки состояние Rhus toxicodendron. При нем возникает тревога в месте безопасности, обычно в собственном доме. Можно быть почти уверенным, что её будущий муж окажется алкоголиком или психопатом и будет устраивать скандалы по вечерам. Если для нее это окажется слишком тяжело, и она разведется, то следующий её муж окажется точно таким же. Потому что таков её жизненный сценарий. Но в сценарии бывают сбои. Возможна ситуация когда в ней возобладают нормальные чувства, она разведется и начнет жить сама или выйдет замуж за хорошего человека. Продолжением её сценария станет болезнь. Например, вечерами у неё начнутся необъяснимые приступы паники. Болезнь всегда работает на создание ситуации делюзии.
Обычно эта стадия заканчивается только со смертью. Но в некоторых случаях организм спасается от телесной болезни уходом в психическую болезнь. Если делюзия касается собственного тела, человек может бессознательно симулировать состояние делюзии, – тогда мы увидим истерию. При психозах делюзия больше не вытесняется в бессознательное. Человек осознает содержание своей делюзии. Конечно, он не осознает её как делюзию, он принимает её за реальность. Если делюзия принимает форму образов, развиваются галлюцинации, человек просто отрицает реальность в той части, в которой она противоречит делюзии. Это называется делирий. Если делюзия принимает форму идей, развивается бред. Человек старается любыми средствами подогнать эти идеи под реальность, используя для этого все наличные факты и инструменты логики. Факты и доводы, противоречащие делюзии, отвергаются. Развивается параноидная шизофрения.
Венедикт Ерофеев не сошёл с ума. Он был алкоголиком и несколько раз лечился от алкоголизма. Мы видим, что алкоголь помогал ему достигать ситуации делюзии. Но этого оказалось недостаточно, и у него развился рак горла. Венедикт Ерофеев умер почти так же как описал это за 20 лет до смерти.
Мы вправе поставить вопрос, что было бы, если бы Ерофееву было дано его гомеопатическое лекарство? Об этом мы можем только гадать. Но гомеопатия позволяет делать достаточно точные предположения. Если бы гомеопатическое лечение начали, когда уже был поставлен диагноз рака горла, то излечить писателя, вероятно, не удалось бы. Лекарство могло бы затормозить развитие болезни, продлить жизнь, уменьшить страдания. Если бы лекарство было дано после написания повести «Москва – Петушки», то, вероятно, рак горла не развился бы, возможно писатель бросил бы пить, прожил долгую жизнь и умер от другой причины. А если бы гомеопатическое лекарство писатель принял до написания повести, то, вероятно, повесть «Москва – Петушки» никогда не была бы написана.

ЛИТЕРАТУРА:
1. Ерофеев В. Москва-Петушки. – М.: Прометей, 1990.
3. Геринг К. Ведущие симптомы нашей Materia Medica. т.7. Mercurius iodatus flavus. – СПб.: – Гомеопатия и фототерапия, 1999.
4. Кент Дж. Т. Реперторий гомеопатических лекарств. – Новосибирск: Книжица, 1997.
5. Кларк Дж. Г. Словарь практической Materia Medica. т.4. Mercurius iodatus flavus. – М.: Гомеопатическая Медицина, 2001.
6. Синтетический гомеопатический реперторий. – Новосибирск: Книжица, 1998.
7. Шанкаран Р. Субстанция гомеопатии. Cтр. 322. – М.: Симилия, 1999.

← к началу статьи