Список форумов Гомеопатическое лечение Гомеопатическое лечение
форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Различные способы найти лекарство (Маргарет Люси Тайлер)

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Зоя Дымент



Зарегистрирован: 30.11.2009
Сообщения: 1680

СообщениеДобавлено: Сб Фев 02, 2019 10:15 pm    Заголовок сообщения: Различные способы найти лекарство (Маргарет Люси Тайлер) Ответить с цитатой

http://www.homeoint.org/seror/tyler_different_way_find_remedy/index.html
Из обзора «Гомеопатия» (1932–1942): РАЗЛИЧНЫЕ СПОСОБЫ НАЙТИ ЛЕКАРСТВО
Доктор Маргарет Люси Тайлер


(Перевод З. Дымент)


В гомеопатии самое главное – лекарство.
Потенции, назначение – вопросы, которые нас разделяют, – это дело личного опыта.

Блестящая работа была проделана с самыми разными потенциями и при разном назначении, при условии, что лекарство было найдено.
Без этого магия не работает.

Мы намерены рассмотреть различные способы отыскания лекарства, потому что для гомеопатического предписания это важно (в этом мы все отыскать подобное лекарство для подобного ненормального состояния.
Но, чтобы найти «подобное» лекарство, нужно оставить точную картину болезни. И, пожалуй, самое трудное – взять случай. Кто-то сказал недавно: «Если случай взят хорошо, любой дурак может найти лекарство».
Конечно, если случай не взят хорошо, лекарство невозможно найти.
Патологическое рассмотрение случая не поможет.
Симптомы, которые составляют диагноз, нужны, но они редко приводят к целительному лекарству.
Они могут указывать на группу лекарств, полезных при таком заболевании.
Они не укажут на одно лекарство, требуемое симптомами этого пациента.

Доктор Драйсдейл сказал об этом: «Чем больше значение симптома для диагноза, тем меньше его значение при выборе лекарства».
Это не значит, что мы не должны диагностировать и не нуждаемся в диагнозе! Мы должны! – Но только для того, чтобы сбросить со счетов симптомы, общие для заболевания и не свойственные данному пациенту с заболеванием; или симптомы, зависящие от последствий болезни, возможно механические, и не выражающие пациента.
Также для прогноза и для получения информации о том, какой диапазон потенций целесообразно использовать.
Опять же, в целях самозащиты.
Неспособность поставить диагноз может вести врача к провалу, в то время как «Диагностика без лекарства – плохое утешение для пациента»... «Это следует сделать, а не оставлять другому несделанное».

На самом деле, гомеопатическое взятие случая – это просто большое дополнение к обычному рассмотрению случая, которое никогда не отменяется. Так же, как гомеопатическая Материа медика является огромным дополнением к Материа Медика других школ.
Врач-гомеопат является тем же, что и все другие врачи, но ему присуще больше.

Сначала кратко рассмотрим вопрос о взятии случая.
Это все Ганеман.
Но я не буду цитировать, а постараюсь сократить.
Начните с записи высказываний пациента его собственными словами.
Зачем? Чтобы избежать ошибок и неправильных представлений, но особенно для сравнения.
Материа медика состоит из высказываний простых людей на простом языке. Они должны совпасть.
В этом упрекали гомеопатию. Ее факты не записаны научными современными терминами.
И все же именно эта простота истины спасла гомеопатию и сделала ее доступной на все времена и для всех народов.
Если бы это было сделано сто лет назад на научном жаргоне, все бы давно устарело.
Наука одного поколения часто является ерундой для следующего. И наоборот в этом случае.
То, что в гомеопатии осуждалось как бессмыслица в течение столетия, теперь признается как последнее слово в науке.
Истина велика и найдет способ преобладать – в долгосрочной перспективе
Вы записали историю пациента. Теперь вы начинаете поиски «странного, редкого и своеобразного».
То есть вы снова беретесь за пациента и заставляете усиливать и уточнять его высказывания.
Действуя так, вы можете наткнуться на один или два неоценимых симптома, свойственных ему самому, а не просто диагностике этой болезни.
Тот факт, что он задыхается – при астме – далеко не продвинет.
Это часть программы, общая для всех астматиков.
Но тот факт, что он может дышать только в положении лежа или в коленно-локтевом положении, может быть свойственным этому случаю и послужить высоко диагностическим для одного, двух или трех лекарств. Вы должны подчеркнуть это.

Если вы настолько искусны или удачливы, что получили два или три бесценных симптома, ваша работа на этом может закончиться.
Обратившись к лекарствам, которые вызывают эти симптомы, вы можете найти в одном из них полную картину случая пациента, его болезни и всего остального.

Похоже, что это был обычный метод поиска лекарства доктором Эрастусом Кейсом, и этот метод привел его к блестящим результатам со многими редкими лекарствами, которые не «сработали бы» при более утомительных реперторных методах.
Его небольшая книга полностью заслуживает изучения, поскольку наполнена поучительными случаями.

Далее вы пытаетесь извлечь что-то определенное и хорошо выраженное из общих симптомов пациента: его (особенно) измененные реакции на окружающую среду, психические и физические.
Воздействие на него температуры, влажности, грома, пищи, света, шума, запахов; его страстные желания и отвращения, с тонкими ощущениями для психических симптомов, особенно там, где они обозначают изменения по сравнению с его нормой.
Вы можете получить помощь от медсестры, друзей или родственников (которые, кстати, часто будут лгать, если пациент присутствует).
И все время вы используете свое собственное наблюдение, чтобы проверять, подтверждать и отмечать то, что вам не сказали.

Доктор Бернетт говорил: «С детьми, сумасшедшими и лжецами, вы должны использовать свое собственное наблюдение».
Кажется, он имел в виду, что это всегда хорошо.
Ибо есть люди, которые «заливают» – ипохондрики или истеричные.
И люди, которые скрывают, из-за стыдливости и застенчивости, и всегда то, что является наиболее важным.
Помните: "Наводящие вопросы вызывают вводящие в заблуждение ответы".

Заставьте пациента задуматься.
Никогда не задавайте вопрос, на который можно ответить да или нет.
Запишите только то, что обдумано и определено.
Вначале мы задаем много вопросов и записываем много.
Позже мы задаем еще больше вопросов и записываем гораздо меньше.

В сложных и хронических случаях изучают прошлую историю пациента.
В первый раз он не может вспомнить все, например, сыпь в детстве.
Он расскажет вам больше, подумав и спросив людей, которые его знают.
Семейная история часто имеет огромное значение.

А как насчет прививок? Часто они могли быть неудачными.
Мы поговорим об этом позже, когда пойдет разговор о докторе Бернетте.

Оспа может броситься вам в глаза.
Она заклеймил свою жертву.
А с помощью Variolinum вы можете удивительно улучшить здоровье людей, перенесших оспу, физическое и даже психическое.
Был случай с ужасной деформацией лица, когда произошло невозможное: после 40 лет кожа разгладилась и приобрела нормальный цвет после нескольких доз Variolinum 200, с длительными интервалами.

Но может так не произойти с другими острыми заболеваниями и их вирусами.
Например, старая малярия и хинин.
Здесь снова появляется Бернетт со своей блестящей маленькой монографией, в которой описано использование Natrum muriaticum.
Поищите проявления Т. Б., шрамы на шее, истории Т. Б. в семье.
Здесь у вас есть законный короткий путь к таким лекарствам, как Tuberculinum или Drosera, которые повышают устойчивость к туберкулезу, помимо группы полихрестов, Phosphorus, Psorinum, Calcarea и т. д., в зависимости от симптомов.
Затем хронические миазмы Ганемана – псора, сифилис, гонорея.

Если их не учесть, особенно при хронических заболеваниях, вы не будете постоянно приносить пользу своему пациенту – так говорит Ганеман, и таков наш опыт.
Вы можете охватить поверхностную лекарственную картину, но, в конечном счете, вы подойдете к глубокой тревожной причине, прежде чем сможете получить максимальные результаты.
Это, как я покажу вам, Ганеман.

Длительное назначение любого лекарства даст вам картину этого лекарства, смешанную с собственными симптомами пациента, или это может быть весь случай.

Тот же самый препарат в высокой потенции может противостоять самому себе в грубой форме. Но любое лекарство, конечно, имеющее те же симптомы, будет противоядием.
Это всегда вопрос соответствия симптомов.
Среди симптомов лекарств многие возникают из-за зубных паст, духов, полосканий и т. д.
Септический зуб может отравлять пациента.

А как насчет септического пессария? (Очень часто вонючего и неописуемо отвратительного).

Итак, случай взят.
История пациента записана, и общие симптомы, которыми она изобилует, квалифицированы, и из них (если не указано иное, для назначения) были выбраны и подчеркнуты некоторые «странные, редкие и необычные».

Психические симптомы, наиболее ценные из всех, если они отмечены и истинны, были выявлены и определенные и достоверные из них зарегистрированы.
Там, где они отклоняются от нормы пациента, они имеют первостепенное значение.
Их можно использовать как исключающие симптомы, чтобы отбросить десятки лекарств, в патогенезе которых они не проявляются.
И теперь у нас есть полная картина болезни пациента; то есть, отклонение от его нормального состояния.
Как мы можем сопоставить это с картиной лекарства?
Другими словами, как нам найти лекарство?
Как Ганеман решил проблему?

Ганеман и его непосредственные последователи имели большие преимущества перед нами.
У них был меньше выбор лекарств.
Они знали их лучше и могли легче распознать их легче в своих пациентах.
В течение многих лет, в течение половины своей жизни, они устраивали прувинги лекарств, одного за другим, и испытывали их воздействие на свой ум и тело.
Естественно, у них было меньше трудностей в распознавании лично испытанной картины лекарства у пациента.
Она была запечатлена в его воспоминаниях страданием.
Каждое личное страдание делает доктора более способным распознавать, сочувствовать и помогать таким страданиям в другом.
Величайшая способность помочь достигается большой ценой.
Ни одна великая работа не была проделана без больших усилий и самопожертвования.
Гомеопатия не является искусством для ленивых и тупых.
Однако наш чрезвычайно широкий ассортимент лекарств компенсируется более полными реперториями.
И проблема в том, как использовать их для достижения наилучшего эффекта.
И здесь количество времени и трудозатрат, связанных с поиском лекарства с помощью реперториума, может быть уменьшено, если мы поймем степень классификации симптомов; то есть их относительную ценность. Это ключ.
Даже при кропотливой «проработке» случая с помощью реперториума утомительная трехчасовая унылая работа, часто сомнительными результатами, для непосвященных превращается в десяти или пятнадцатиминутную работу для опытного врача.

Или, если он знает свои лекарства и приобрел опыт и уверенность, часто вообще не нужна такая работа. Он может сразу определить лекарство, и несколько вопросов доказывают, что он получил правильное лекарство.
Типичных пациентов Sulphur, Calcarea, Sepia вряд ли можно пропустить. Это делает тяжелую тоскливую работу приемлемой.
Ганеман говорит – и мы склонны говорить бойко о совокупности симптомов. Что мы подразумеваем под этим?
Означает ли это, что следует охватить каждый маленький симптом и каждый симптом, зависящий от какого-то грубого патологического поражения?
Бесконечная работа, с плохими результатами.
Вы узнаете своих друзей, не считая пальцы на их руках и ногах, но по тому, что свойственно только им, в отличие от всех людей.
Их совокупность, как вам кажется, заключается в поле, росте, цвете, голосе, выражении, разуме; не в том, что присуще другим, а в том, что отличает.

Точно так же картина лекарства, чтобы быть полной, должна состоять не из ряда небольших симптомов, а из общих контуров психических и специфических симптомов; присущих одному лекарству и отличающих его от всех остальных.
Как говорит Ганеман: «Симптомы, которые определяют выбор лекарства, наиболее свойственны этому лекарству и отмечают подобие на эту болезнь».
Множество симптомов является общим для тысячи лекарств, и, следовательно, диагностики нет. Если вы придаете им чрезмерное значение, вы также можете бросить жребий.
«Каждое лекарство отличается по своему действию от всех других».
Нас интересуют различия, а не соответствия.

Ганеман говорит о неопределенных симптомах, потере аппетита, о сне, слабости и т. д., что они бесполезны, как «общие для каждого лекарства и почти для каждой болезни».
Ганеман говорит: «При сравнении симптомов болезни со списками симптомов проверенных лекарств, следует взять особенно почти исключительно более выдающиеся и особенные (характерные) черты случая. Они должны иметь самое близкое сходство с симптомами желаемого лекарства, чтобы оно могло излечить».
И снова: «Состояние ума и темперамента пациента часто имеет самое решающее значение при выборе лекарства».
И снова Ганеман говорит о «совокупности характерных симптомов».
Давайте осознаем, что совокупность означает характерную совокупность, и прекратим считать пальцы рук и ног.
Кент был одним из тех, кто вернулся к Ганеману и проделал большую работу.

Вот что написал мне Кент в 1912 году:
«Методы, которые вы используете, сложны и трудны, и решительно отличаются от моих. Вы выполняете намного больший объем работы, чем это делаю я в своих случаях. Просматривая список симптомов, сначала найдите 3, 4, 5 или 6 или столько симптомов, сколько существует, «странных, редких и своеобразных ». Это высшие общие, потому что« странный, редкий и необычный» должно относиться к самому пациенту. Когда вы остановились на 3, 4 или 6 лекарствах, в которых есть эти первые общие, выясните, какой из них больше всего похож на остальные симптомы пациента, общие и частные.
Когда вы взяли случай на бумаге, вы должны определить симптомы, которые нельзя пропустить у каждого человека. Не ожидайте, что лекарство, у которого есть общие симптомы, должно иметь все маленькие симптомы. Это пустая трата времени, чтобы исчерпать все маленькие симптомы, если у лекарства есть общие симптомы. Получите сильные, странные, своеобразные симптомы, а затем позаботьтесь о том, чтобы в случае не было общих, которые противостоят или противоречат.
Если вы видите лейтмотив Arsenicum, посмотрите, чтобы пациент был холодный, пугливый, беспокойный, слабый, бледный, у него картины на стене должны висеть прямо – и Ars. вылечит. Или лейтмотив указывает на Pulsatilla. Следите за тем, чтобы она не была холодной, любила открывать окна, хотела прохладного воздуха, гулять на свежем воздухе, лучше от движения, жаждущая, плачущая, нежная.
Проблема с лейтмотивами заключается в том, что ими злоупотребляют. Они часто являются характерными симптомами. Но если лейтмотив будет рассмотрен в финале, и общие не будут соответствовать, то случится провал».

Одним из способов поиска лекарства является тщательно продуманный реперторный способ, который дает отличные результаты в большинстве случаев.
Прорабатывая случай по психическим и общим симптомам, с должным учетом их относительной важности, можно получить лекарство, если оно было: (а) хорошо доказано; (б) хорошо представлено в реперториуме, что имеет место для очень большого, но, конечно, ограниченного числа лекарств.
Это труд, но все меньший по мере приобретения опыта. Это твердая почва.
Но если вы не будете осторожны, чтобы не брать симптомы слишком легко, это приведет вас каждый раз к хорошо проверенным лекарствам, хорошо представленным в реперториуме – «полихрестам».
Но как насчет ценных лекарств, только частично доказанных и даже неадекватно представленных в репертрриуме?
Вам может понадобиться одно или другое из них только один раз в полдюжины лет, но когда вам это нужно, ничто не заменит такое лекарство.
Случайные отравления предоставили данные о некоторых из этих лекарств. Или укусы змеи или насекомых.
Они могут появляться только в одной рубрике во всем реперториуме – и только черным шрифтом.

Обращайте внимание на любое редкое лекарство черного цвета, имеющее выраженные симптомы пациента. Перейдите прямо к Материи медике и посмотрите, не подходит ли он вашему случаю вдоль и поперек. Лекарство, так изученное, никогда не забывается. У вас есть еще одна стрела в вашем колчане, чтобы ускорить избавление от страдания и болезни.

Вот пример. Случай меланхолии, с безумным страхом безумия. Pulsatilla более или менее подошла, как и Ignatia, но ей становилось все хуже. Она не улыбалась, сидела в стороне, пренебрегая всем, не могла ни есть, ни спать, потеряла цвет и плоть, не думая ни о чем, кроме своего ужаса.

Mancinella охватила этот случай и быстро вылечила. Mancinella появляется в реперториуме не более двух раз, но она выделяется черным цветом из-за своего подавляющего психического симптома – страх безумия.
Она получала только две или три дозы, через большие промежутки времени, при небольшой угрозе рецидива, которая исчезла, с тех пор она была здорова в течение дюжины лет.

Latrodectus mactans при стенокардии – еще одно плохо доказанное, плохо представленное лекарство.
Черный шрифт в одной рубрике «Боль в сердце, распространяющаяся вниз по левой руке» должен отправить вас прямо в Материа медика, чтобы найти наиболее совершенную картину этого ужасного состояния.
И это работает.
Многие лекарства можно получить, только читая и изучая их генус.
Один из ветеранов имел обыкновение устанавливать свой собственный закон. «Читайте про лекарства каждый день и дважды – по воскресеньям».
Но отмечайте или подчеркивайте, когда читаете, сильные, редкие и характерные симптомы каждого препарата.
После этого вы можете легко пробежаться по вашей маркировке и получить лекарственную картину, которая прилипнет к вам.

При чтении описания любого лекарства обратите внимание также на его местные действия.
На ткани и органы оно особенно влияет (Бернетт, вслед за Радемахером, широко использовал как органные лекарства, так и полихресты).
Также на своеобразные ощущения, психические и физические.
В Словаре Кларка особое внимание уделяется этому в примечаниях, которые предшествуют описанию каждого лекарства.

Лидеры Нэша, лейтмотивы Аллена, синопсис Богера – все они основаны на характеристиках лекарств, и эти книги очень полезны.
Если у вас есть «Энциклопедия» Аллена, вы можете устроить счастливое и полезное чтение даже здесь, при условии, что вы ознакомитесь с его симптомами черного типа и его курсивом.
Таким образом вы получите необычайное понимание лекарств. И даже в обычном типе вы можете найти странные симптомы – подчеркните их.

Там, где в случае имеется ярко выраженный психический симптом, который, по вашему мнению, должен быть устранен, вы можете облегчить свою работу, используя его как исключающий симптом. И, проходя рубрики других симптомов, запишите только те, которые имеют этот психический симптом.
Во многих случаях, когда вы хорошо проработали выраженные симптомы пациента, от психических до общих, в порядке их важности, вы можете, как показывает мой опыт, облегчить свой труд следующим образом:

Помним о том, что общие симптомы, реакции на температуру и погоду, пищу и окружающую среду в целом, если они используются, должны быть совершенно определенно отмечены у пациента, и, отмеченные и определенные, они должны соответствовать по важности типа лекарствам в их рубриках,
- поэтому при сильных общих симптомах, как правило, достаточно записывать только лекарства черным шрифтом и курсивом;
- и это, действительно, даже в длинных рубриках, не такая уж страшная задача;
- существует ограничение на объем работы при рассмотрении случая;
- на самом деле, чем больше вы вкладываете, тяжелым механическим, кропотливым способом, тем больше вероятность того, что вы окажетесь перед большим выбором лекарств, и тем менее вероятно, что вы найдете нужное.
Гомеопатия не возможна без примеси мозга.
Однако Ганеман обнаружил, как мы все рано или поздно обнаружим, что есть случаи, когда самый тщательный охват симптомов не помогает нам. Пациенту все лучше и лучше, а здоровье не восстанавливается.
При простой пневмонии вы охватываете симптомы и болезнь прекращается, или, если она более продвинута, вы проходите через нее с минимальным недомоганием к раннему ее окончанию.
Тогда как в других случаях, даже при таком остром заболевании, как пневмония, разгорается пожар.
Почему?
Неужели опыт не учит нас, что есть пациенты, которые не могут избавиться даже от пневмонии без одного из «антипсорических» препаратов Ганемана: Sulphur, Lycopodium, Calcarea - или там, где есть T. Б. история, Tuberculinum.

Есть много случаев хроническим заболеваний, скажем, у тех, кто из года в год болеет; которые улучшаются только для того, чтобы вернуться опять.
Ганеман приступил к работе над этой проблемой и развил из нее свои «Хронические болезни».
Я сомневаюсь, что кто-либо из нас уделил достаточно внимания этой части работы и учения Ганемана.
Мы склонны быть более чем довольными, когда чудо совершается в простых случаях, и классифицировать остальное как старую хронику, как будто все этим сказано.
Не так думал мудрый старый целитель. Он не был доволен старой школьной медициной. Он не был доволен гомеопатией, если в некоторых случаях ей не удавалось полностью восстановить пациента.
«В течение многих лет он работал днем и ночью, чтобы выяснить, почему гомеопатические лекарства, которые тогда были известны, не давали истинного излечения от некоторых хронических миазматических заболеваний».
Он говорит: «Все хронические миазматические заболевания настолько закоренели, после того как развились в организме, что, если они не будут полностью вылечены искусно, то продолжат увеличиваться в интенсивности до смерти. Они никогда не исчезают сами по себе, никогда не уменьшаются, еще менее побеждаются энергичной конституцией, регулярным режимом жизни, строгой диетой. Все хронические заболевания основаны на постоянных хронических миазмах, которые позволяют их паразитическим разветвлениям распространяться через человеческий организм и расти без конца. Хронические миазмы являются полувитальными, патологическими миазмами паразитарного характера».
И он говорит, что, по его мнению, «миазматическая инфекция, как при остром, так и при хроническом заболевании, происходит мгновенно, при условии, что этот момент благоприятствует инфекционному воздействию».
Насчет «миазмов», то есть «микроорганизмов», посмотрите, где стоял Ганеман 100 лет назад («Хронические заболевания» были опубликованы в 1828 году).

Ганеман осознал, что существуют пожизненные состояния, сопровождающие какое-то острое заболевание давным-давно, даже столетия назад, которые, возможно, следует принимать во внимание при лечении.
Он работал над тремя из них: сифилисом, сикозом или гонореей, и псорой (Последняя очень насмехается над теми, кто никогда не потрудился понять это, становясь в наше время «научной», как мне говорят, в Германии.)

Эти заболевания он лечил с помощью лекарств, гомеопатических по своим проявлениям и симптомам, наибольшее число которых встречалось у самой распространенной, многоголовой, – Псоры.

Его сикотическими средствами были Thuja попеременно с Nitric acid.
Поочередно? Как это?:
Чередовал сам Ганеман?
Да, когда симптомы изменялись. И наблюдал (!) поочередно, так как Ганеман никогда не имел в виду чередование глотков из двух бокалов с интервалом в несколько часов весь день, потому что врач не может принять решение, какое лекарство лучше подходит.
Вот указания Ганеман о чередовании:
«Гонорея может быть вылечена самым тщательным и длительным образом с помощью внутреннего введения нескольких глобул Thuja 30, которой позволено действовать в течение 15– 40 дней. После этого дайте такую же небольшую дозу Nitric acid, позволяя ей действовать в течение столь же длительного периода».

И вот, со времен Ганемана, у нас есть еще одно великолепное оружие - Medorrhinum или Gonorrhinum.
И в реперториуме Кента есть небольшая рубрика «Гонорея» с некоторыми другими лекарствами, которые были найдены полезными при этой болезни, когда симптомы совпадают.
Такие лекарства, как Medorrhinum, Syphilinum, Tuberculinum совпадают с учением Ганемана, который использовал Psorinum для лечения псоры и распознал вариолу, то есть инокуляцию вариолы, в качестве лечебного средства при офтальмии, глухоте, дизентерии, то есть при частых осложнениях оспы. (Между прочим, Ганеман говорит, что оспа уничтожает менее опасную коровью оспу, в то время как коровья оспа уменьшает вирулентность и опасность оспы).

Великое лекарство Ганемана от сифилиса – Mercury. Он обнаружил, что 30-я потенция действует лучше, чем более низкие, но если необходимо несколько доз, можно использовать более низкие потенции.
Сифилис, неосложненный и нелеченный, в начальной стадии. «За 50 лет» практики он никогда не потерпел провал с наименьшей дозой лучшего ртутного препарата. «Конечно, ртуть при сифилисе – чистая гомеопатия. Их симптомы часто неразличимы. Одно из них ошибочно принимается за другое.
Не смейтесь над идеей лечения сифилиса единичными дозами Mercury в потенциях, пока не попробуете.
Здесь также у нас есть Syphilinum и Merc. cy. – кажется, самый мощный из меркуриев для сифилиса во всех его проявлениях и стадиях. [Немцы говорят, что «меркуро-хромат» является самым мощным из всех ртутных препаратов против сифилиса.]
И у Кента имеется довольно длинный список, с восемью препаратами черного типа, для лечения сифилиса. Только симптомы могут указать на выбор между ними.

В случаях хронического заболевания, осложненного тремя миазмами, Ганеман указывает порядок, в котором должны использоваться их лекарства.
«Сначала мы уничтожаем псорический миазм указанными антипсорическими средствами. Затем мы используем средства, указанные при сикозе. Наконец, лучший меркуриальный препарат против сифилиса. Этот порядок лекарств поочередно используются при необходимости, пока лечение не будет завершено».
Он говорит, что нужно отпустить каждому лекарству «необходимое время, чтобы завершить свое действие».
Когда мы назначаем дозу Syphilinum, или Medorrhinum, или Tuberculinum, или чего бы то ни было, у нас возникает какое-то чувство вины, что это, возможно, не является частью гомеопатии, как учил Ганеман.
Но это гомеопатия! Ганеман нас намного опередил. Наше сомнение вызвано только тем, что мы не знаем полноты нашего наследия.
На самом деле, мы только следуем по пятам Ганемана, когда назначаем дозу Tuberculinum там, где случай разгорается огнем и где существует наследственная цепь туберкулеза у лиц с туберкулезной наследственностью.
Или когда мы понимаем, что такие заболевания, как малярия, оставляют хронические состояния, особенно когда они осложняются отравлением хинином, и что их можно успешно вылечить только с помощью соответствующих лекарств, Natrum mur, Sepia, Arsenicum и т. д.
Старая малярия часто подает свой голос при выборе конкурирующих средств.
И в заключение я кратко опишу для вас блестящую работу Бернетта при другом хроническом состоянии, которое возникло и должно быть признано, и которое он называет Вакцинозом.

Маленькая монография Комптона Бернетта о вакцинозе и Thuja была написана, «чтобы установить вакциноз как форму хронического заболевания, а Thuja – как одно из главных ее лекарств».
Он утверждает, что прививки не делают здорового человека более здоровым.
Напротив, вы устанавливаете больное состояние, чтобы защитить, возможно, в течение многих лет, от подобного заболевания (оспы).
Следовательно, вакцинация является формой гомеопрофилактики.
Он определяет вакциноз как «то глубокое и часто длительное патологическое конституциональное состояние, порождаемое вакцинным вирусом, которое эвфемистически называют« лимфой», но которое, конечно, гной».
«Вакцинированный страдает от вакциноза. Он может не быть больным, но обязательно находится в подавленном болезненном состоянии. Он был отравлен, иначе он не вакцинирован».
«Некоторые из моих худших случаев вакциноза были е, в которых вакцинация «не принялась»».
«Немногие люди связывают свое плохое здоровье с так называемой неудачной вакцинацией».
«Принятие» – конституциональная реакция, посредством которой организм освобождается, более или менее, от внедренного вируса». «Если человек не принял прививку, а вирус был абсорбирован, то принятие становится хроническим процессом – парез, невралгия, цефалгия, прыщи, акне и т. д.!»
«Чем меньше человек «принимает», тем больше вероятность того, что он будет страдать от подлинной прививочной болезни в ее хронической форме».

Однако как насчет других и более современных форм гомеопрофилактики? Вакцины, иммунизация и др. Являются ли они дополнением к здоровью здоровых? Или это новые формы хронического заболевания, с которыми придется считаться позже?
Маленькая книга Бернетта наполнена блестящими случаями, чтобы доказать, что ВАКЦИНОЗ – это хроническое заболевание, а Thuya - отличное лекарство. И это работает!

Бернетт говорит: «При хронических болезнях, когда правильные лекарства казались заблокированными в их действии, Ганеман… рекомендовал своим ученикам вмешиваться.
Sulphur как великий, скорее всего, антипсорик.
«Большинство из нас сочли это очень ценным клиническим предложением. Точно так же я обнаружил, что вакцинация часто мешает, и тогда приходит Thuya с просто прекрасным эффектом подлинного подобия».

Я думаю, вы согласитесь с тем, что никто не взял случай полностью до тех пор, пока не будут зарегистрированы для каждого пациента прививки, особенно любые плохие или неудачные, а также личная или семейная история туберкулеза, сифилиса или гонореи.
_________________
Моя страница на Фэйсбуке www.facebook.com/homeopathyforallofus
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Гомеопатическое лечение -> Переводы Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB